15
декабря 2018
суббота
 

Комиссар из сорок первого

ЭХО, КОТОРОЕ С НАМИ

В середине XVII века на левом берегу реки Снова под Липецком раскинулось село Долгуша. Здесь были церковь, суконная фабрика, проходила Елецкая скотопрогонная дорога. В Долгуше, в семье учителя, и родился дивизионный комиссар Дмитрий Александрович Лестев. После гражданской войны он окончил Военно-политическую академию, служил в армейских по-литорганах.

В 1939 году Лестев отличился в боях на Халхин-Голе, был награжден орденом Красного Знамени, а через год за ратные дела на финском фронте его наградили орденом Ленина.

Великая Отечественная война застала Дмитрия Александровича на западной границе начальником политуправления Западного особого во енного округа. Свое первое впечатление о нем оставил корреспондент газеты «Правда» Петр Александрович Лидов, встретившийся с Лестевым в первые дни войны.

«Он говорил со мной так, – вспоминал правдист, – как-будто мы были с ним давно знакомы. Говорил просто и откровенно.

– Да, – обращался он ко мне, – первые дни войны начались для нас неудачами, но надо, дорогой товарищ, извлекать из них уроки и действовать, действовать, отбрасывая неуверенность и пораженческие настроения».

Дмитрий Александрович стал членом военного совета и начальником политического управления Западного фронта. Подпись Лестева стоит под директивой командующего войсками Западного фронта о переходе войск к обороне 10 сентября 1941 года. Он же подписывал документы под боевыми задачами 29, 30, 19, 16, 20-й армиями.

Дмитрий Александрович появлялся на переднем крае там, где решались главные задачи. Его слова обращений всегда воодушевляли воинов, заряжая уверенностью и оптимизмом.

– Я вижу, тут кое-кто нос повесил, – говорил он. – Ни к чему это. Не скрою, положение трудное. Для наступления на Москву немцы сосредото чили огромные силы, но нам сейчас нужно думать не только об оборо не. Враг все больше загоняет себя в тупик. Для нас выход один – контр наступление.

Авторитет дивизионного комиссара был значителен. Не случайно в депо имени Войкова построили бронепоезд «Комиссар Лестев».

Командующий Западным фронтом Георгий Константинович Жуков отме тит в своих воспоминаниях о Дмитрии Александровиче:

«Бесстрашный, человечный, не думающий об опасности человек. Глядя на него, бойцы отбрасывают от себя чувства страха и неуверенности».

Другой полководец Великой Отечественной войны Константин Констан тинович Рокоссовский рассказывал, как в Вязьме немецкие танки прор вались в город, но начальник политуправления не покинул наблюдатель ный пункт на колокольне собора, пока не получил полных сведений о складывающейся обстановке.

Свою встречу с Дмитрием Александровичем Лестевым описал и Констан тин Михайлович Симонов, оказавшийся по корреспондентским делам в Могилеве:

«Встреченный мною в лесу около штаба дивизионный комиссар Лестев, – писал он, – был одним из тех людей, о которых в противоречивой обстановке войны самые разные люди неизменно вспоминали как о справедли вом, храбром и прямом человеке, характеризуя при этом его качества политработника, употребляя слова: «Это – настоящий комиссар».

Узнав, что рядом действует элитный немецкий полк «Бран-денбург», Дмитрий Александрович произнес:

– Будем учиться воевать и с элитными полками.

Сказал и напомнил стихи любимого поэта:

Пустьбудетстрах

вбоютебеневедом.

Запомни, друг,

таковзаконвойны:

Лицомвперед

услышишьгромпобеды,

Лицомназад

проклятиестраны.

Лестев принял активное участие в подготовке военного парада на Красной площади 7 ноября 1941 года. В обстановке полной секретности были выделены территории, где части, предназначенные для парада, проводили тренировочные занятия.

После парада Дмитрий Александрович скажет:

– Все поняли, что если под дулами вражеских орудий, под ударами с воздуха, под угрозой бронированных полчищ Москва традиционно от мечает день рождения страны Советов, – значит, Москвы врагу не видать.

Безимени-14.jpgДивизионный комиссар внимательно следил за подготовкой операции подмосковных партизан в районе Угодского завода, где размещался штаб 12-го армейского корпуса гитлеровцев. Планировалось, что в на падении на Угодский завод примут участие два подразделения 17-й стрелковой дивизии генерала Д.М. Селезнева, два отряда во главе с работниками Московского областного управления НКВД. К участию в операции привлекались партизаны из Коломны.

– Конечно, особой стратегической задачи эта операция не решит, – сказал Г.К. Жуков Лестеву, – но пусть противник зна ет, что у него ни часа, ни дня спокойного существования не будет...

Однако окончательного результата операции на Угодском заводе Дмитрий Александрович не увидел. 18 ноября 1941 года он находился в одной из дивизий 5-й армии, в которой проводил совещание с работниками штаба. В это время начался налет вражеских самолетов, совещание прервалось. Все поспешили укрыться в щелях. Лестев отмахнулся и, усевшись у окна, стал наблюдать, как наши зенитки вели огонь по самолетам противника. Недалеко от дома, в котором он проводил совещание, разорвалась бомба и маленький осколок ударил Дмитрия Александровича в висок.

В бессознательном состоянии его доставили в московский госпиталь. Еще накануне он навещал в нем раненого генерал-лейтенанта, командующего Брянским фронтом Андрея Ивановича Еременко, считая его одним из лучших своих друзей. Совсем недавно, 16 ноября, Дмитрий Александрович послал Еременко записку: «Здравствуй, Андрей Иванович! Как здоровье? Желаю успеха. К тебе просьба – пришли из своего неприкосновенного запаса папирос. С этим «продуктом» вышла заминка. С приветом, от души желаю скорейшего выздоровления».

Тогда прибывшему офицеру Еременко передал для Лестева папиросы.

Неожиданно он увидел, как на носилках под простыней понесли чело века.

– Кто это, – спросил Еременко начальника госпиталя.

– Дивизионный комиссар Лестев, – ответил тот.

– Ранен?

– Уже умер.

В приказе по войскам 43-й армии, оборонявшей Подольск, за подписью ее командующего К.Д. Голубева, говорилось:

«За Москву погиб…комис-сар, член военного совета и начальник политуправления Западного фронта, – дивизионный комиссар Лестев. Приказы ваю: дать залп по целям боевого распорядка противника для их уничтожения».

Безимени-15.jpgКогда похоронная процессия с эскортом пехоты и кавалерии двину лась по улицам Москвы, раздалась воздушная тревога. Это был боевой салют отважному комиссару, герою Халхин-Гола и войны с белофиннами.

На Ново-Донском кладбище появилось надгробие со стихотворной эпитафией, сочиненной А.И. Еременко:

Вжестокихигрозных

бояхподМосквой

Тышелвпереди,

комиссарбоевой.

Тыжизньсвоюотдал

Отчизнетруда,

Иславатвоя

неумретникогда.

Сегодня именем Дмитрия Александровича Лестева названа улица, идущая от Даниловской заставы к тыльной стороне Донского монастыря.

За день до своей гибели в газете «Красная звезда» Лестев опубли ковал статью «Печатная пропаганда на фронте». Он убедительно показал, какое большое значение имеет для укрепления духа защитников Москвы печатное слово:

«Отрицать печатную пропаганду, – писал он, – значит лишать бойцов снарядов и патронов, значит борьбу лишать смысла с ненавистным вра гом». Битва за Москву… Подсчитал ли кто-нибудь количество страниц в ее истории? Едва ли, их просто не сосчитать, но все они написаны мужеством, силой духа бойцов, командиров, комиссаров, политруков, построивших непреступную крепость перед немецко-фашистскими войсками, пытавшихся взять нашу столицу. Среди них – дивизионный комиссар, начальник политуправления Западного фронта Дмитрий Александрович Лестев.

ДмитрийПАНКОВ

Безимени-16.jpg

  
Погода -3 -5
утром -4 -6 днем -5 -7
Котировки
USD ЦБ РФ 66,4337 0.1787
EUR ЦБ РФ 75,3890 -0.0026

Партнеры









































все партнеры
 
Путешествия своим ходом по Тайланду и не только.hfp