15
декабря 2018
суббота
 

Незабвенный сын Отечества

ГОД ИСТОРИИ

1сентября 1812 года на заседании военного совета в Филях фельд маршал М.И. Кутузов принял решение оставить Москву. Свой шаг полководец оправдывал словами: «Доколе будет существовать армия и находить ся в состоянии противиться неприятелю, до тех пор сохраним надежду благополучно довершить войну, но когда уничтожится армия, погибнут Москва и Россия».

По приказу фельдмаршала русская армия 2 (14) сентября отошла по Рязанской дороге к селению Панки, в котором сделала первую ночевку.

Вечером 3 (15) сентября был отдан приказ двигаться к Боровскому перевозу через Москва-реку. Здесь 4 (16) сентября русская армия сде лала дневку, а затем неожиданно повернула на запад к Подольску.

На другой день полководец более подробно раскрыл свой замысел: «Сие привед меня в состояние защищать город Тулу, где хранится важнейший оружейный завод, и Брянск, в котором столь же важнейший литейный двор, и прикрывает мне все ресурсы, в обильнейших наших губерниях заготовленные».

У Подольска Кутузов решил не давать сражения, так как Наполеон мог быстро подвести сюда свои силы, и отвел армию к Красной Пахре.

О событиях этого времени хорошо рассказано в дневнике подпору чика 9-й роты лейб-гвардии Семеновского полка 5-го пехотного корпуса Александра Васильевича Чичерина, начавшего его у Спас-Купли Подоль ского уезда.

Участник Тарутинского марш-маневра был человеком небезынтересным. Любовь к России он определял мудро и глубоко: «Я никогда бы, ни на минуту не захотел поселиться под иным небом в иной стране, чем та, где я родился», – писал Чечерин.

Безимени-11.jpgПроисходил он из русского дворянского рода. Сын корпусного командира генерала Василия Николаевича Чичерина, внук санкт-петербургского генерал-полицмейстера, генерал-аншефа, он получил хорошее образование и воспитание.

– Мне повезло, – замечал Александр. – Меня всегда окружали люди богатые интеллектом. Своим поведением они никогда не позволяли мне выходить за рамки дозволенного.

Дед Александра Васильевича Николай Иванович, генерал-полицмейстер, открыл в Петербурге депутатские выборы, принял меры по оказанию помощи пострадавшим от наводнения 21 сентября 1777 года, учредил знаки, подаваемые населению при наводнении, составил план столицы с обозначением мест, затопляемых водой.

При Николае Ивановиче Чичерине были построены Верхнелебяжий и Каменный мосты, открыт первый родильный госпиталь, появились доски с названиями улиц на немецком и русском языках. Чичерину (деду) Петербург обязан прокладкой подземных труб канализации и усилению контроля за содержанием кладбищ.

Александр Васильевич Чичерин, автор дневника, начатого под Подоль ском, приходился дальним родственником Натальи Петровны Голицыной. Бывая в их доме, Александр познакомился с губернатором Тамбовской губернии Гавриилом Державиным, поэтом Василием Жуковским, историком Карамзиным. Здесь он впервые услышал имя Франсуа Ма-лерба, одного из основоположников классицизма, писавшего оды, гимны и способствовавшего выработке норм французского литературного языка. Эстетические взгляды Малерба излагал не в теоретических трактатах, а в стихотворных про изведениях.

В 1809 году Чичерин окончил Пажеский корпус. Его призвали в подпоручики, а позднее – произвели в поручики. Он очень обрадовался, что ему пришлось служить под началом друга Александра Сергеевича Пушкина – Павла Пущина.

Батюшка Василий Николаевич гордился сыном. Да и сам батюшка, сподвижник Александра Васильевича Суворова, прославил себя в войнах с Турцией. В Отечественную войну 1812 года, будучи заместителем начальника Московского ополчения Ираклия Моркова, способствовал отражению атак на корпус генерал-лейтенанта Тучкова у Утицкого кургана.

Узнав, что обещанные Московским военным генерал-губернатором Федором Ростопчиным подкрепления не пришли, Василий Николаевич добил ся встречи с Михаилом Илларионовичем Кутузовым, чтобы тот направил его к Ростопчину для получения объяснений.

– Ростопчин повел себя как затаившийся враг, – докладывал он Светлейшему. – А посему ответ графа должен получить оценку по условиям военного времени. Историк лейб-гвардии Семеновского полка Агла-имов рассказывал, что и Александр Чичерин не был человеком легкого нрава. Между ним и автором дневника споры возникали нередко. Они зачастую носили запаль чивый характер, но Александр находил в себе силы вовремя остановиться, признать неправоту.

В палатке Александра Чичерина у Спас-Купли собирались будущие декабристы: И.Д. Якушкин, И.М. Муравьев-Апостол, С.П. Трубецкой. Молодые офицеры поверяли друг другу свои раздумья, в том числе по содержанию знаменитого «Общественного договора» Ж.–Ж. Руссо. Возможно, тогда они сделали обосно ванный вывод: «...Не лучше ли с риском для себя пройти через бездны, чтобы творить добро, чем, испугавшись опасностей, остановиться в пути, перестать приносить пользу?!»

Теплые отношения складывались у Чичерина с Иваном Дмитриевичем Якушкиным, выпускником пансиона профессора А.Ф. Мерзлякова. Он станет одним из основателей «Союза спасения». После заграничного похода Якуш-кин предпримет неудачную попытку безземельного освобождения кре постных крестьян в своем имении Смоленской губернии. В середине декабря 1825 года Иван Дмитриевич сделал попытку поднять восстание войск, расквартированных в Москве. Суд приговорил его к ссылке на Нерчинские рудники.

К Александру Васильевичу Чичерину тянулся даже Кутузов. «Утром Светлейший в весьма учтивых выражениях, – записал автор дневника, – попросил у меня, а я не так дурно воспитан, чтобы отказать, расположиться в моей палатке… Кто знает, что в ней укроются судьбы Европы».

Из дневника Александра Васильевича мы узнаем, что рота Чичери на выступила из Петербурга в составе 165-ти рядовых и 16-ти унтер-офице ров, что в роте служили и два князя Трубецких.

– Поручик рвется в бой с отвагой и безотчетной храбростью, – говорили о нем в роте. – Это все свойственно его воспитанию и молодости.

Размышляя на страницах «Дневника» о сражении при Малоярославце, Чичерин пишет: «Мы оставили Тарутино и пошли к Малоярославцу. Неприятель отсту пал, и мы направились туда, чтобы не пустить его к Калуге и заставить вернуться на прежнюю дорогу... У нас было только четырнадцать пушек. И все же вечером неприятель отступил... Мы должны были охранять доро гу и от взятия города отказались... Наш авангард вел параллельное преследование, казаки беспокоили неприятельские тылы, а мы, двигаясь обходными дорогами, перерезали путь на Вязьму. Это было 23 октября».

Александр Васильевич принимал участие в преследовании неприя тельских войск на протяжении всего пути отступления французской армии, находился в гуще военных действий, когда русские войска вступили на территорию Саксонии.

В 1813 году Чичерин получил приказ очистить от противника заня тую вершину на пути к Богемским горам. Батальон выполнил задачу. Однако в двух верстах находилась деревня, где также был неприятель. Трем ротам было приказано ее занять. Разгорелся бой. Александра Васильевича ранило в бок.

Никита Муравьев рассказывал: «...Никогда не видел что-либо подобного тому, как батальон пошел на неприятеля. Небольшая колонна хладнокровно двинулась скорым шагом. На лице каждого выражалось желание скорее столкнуться с французами. Они отбили орудия, перекололи французов, но лишились всех своих офицеров».

Никита Муравьев не забыл и Чичерина: «Поручик Чичерин примером своим ободрял солдат, – продолжал он. – Александр влез на пень, надел коротенький плащ на конец шпаги и, размахивая оной, созывал людей своих к бою. Поручик к наружной красоте присоединил отличные качества души».

Для характеристики молодого офицера оказались очень кстати эти стихотворные строки:

Ионсмирилсвое

всебе,

Ишел, ивелнавстречу бою,

Чтобравнымвобщей

статьсудьбе Ивсежебытьсамим

собою.

Умирая в Пражском госпитале, Чичерин попросил своего родственника генерал-майора Пашкова отвезти в полк 500 рублей, чтобы проценты с капитала выдавались одному из рядовых, тяжело раненному при Кульме.

– И это не все, – из последних сил произнес Александр. – Когда в полку останется не более пяти человек, участников боя при Кульме, капитал разделите на всех пятерых.

С горечью Иван Дмитриевич Якушкин сообщал графу Ивану Николаевичу Толстому: «Ты не поверишь, как известия о Чичерине нас огорчили. Такие офицеры – гордость армии и России».

Александр Васильевич Чичерин похоронен на Ольшанском кладбище Праги у храма Успения Пресвятой Богородицы. На памятнике по-русски и по-немецки слова: «…Незаб-венны останетесь своему Отечеству».

Память о Чичерине осталась на мемориальной доске Пажеского корпуса в Петербурге.

К «Дневнику» Чичерина еще не раз будут возвращаться историки, журналисты, литераторы, кинематографисты, чтобы на его основе рассказа ть о событиях двухсотлетней давности. Рассказать и убедить, что Отечество может быть только одно и в случае опасности для него, не щадя жизни, это Отечество надо защищать. Ведь каким путем победа ни добыта, позор лишь побежденному грозит...

ДмитрийПАНКОВ

  
Погода -4 -6
вечером -5 -7 ночью -7 -9
Котировки
USD ЦБ РФ 66,4337 0.1787
EUR ЦБ РФ 75,3890 -0.0026

Партнеры









































все партнеры
 
Путешествия своим ходом по Тайланду и не только.hfp