19
июня 2018
вторник
 

Коншины

В истории развития серпуховского купеческого сообщества  особое место занимают семьи, которые из рода в род сохраняли значительное влияние, участвовали в общегородской жизни  и благими делами  увековечили  свое имя. Династии  Сериковых, Варгиных, Кишкиных, Плотниковых, Окороковых, Мараевых… Из купечества многие переходили в дворянство.  Но всегда и во всем  на первом месте   у них стояли  общественное благо и забота о пользе народа.
Думаю, стоит напомнить читателям, что в Серпухове храмы, старинные особняки, городские учреждения были в основном построены на пожертвования купечества.
Наш рассказ - о династии Коншиных, прошедших путь от скромных купцов до текстильных магнатов. Начиная с XVIII века их фабрики входили в пятерку ведущих хлопчатобумажных предприятий России. Благодаря Коншиным наша страна  перестала зависеть от поставок английского хлопка.

ПОСАДСКИЕ ЛЮДИ
В Сотной книге Серпухова фамильное прозвище «Конша» упоминалось ещё в 1552 году. Коншины – посадские люди, мастеровые, кузнецы, сапожники, затем мелкие торговцы. В переписи У.С.Ляпунова 1646 года написано уже не Конша, а «Коншина Олёшку Фёдорова сына, у него брат Тихонько да сын Ульянко». Проживали они тогда за рекой Нарой по улице, идущей к Богоявленской церкви. Тимофей Коншин (1633 – 1772) состоял серпуховским бурмистром, управляющим городским посадом.
Затем Коншины начали заниматься торговлей, открыв в Серпухове собственные лавки и мельницы. Они скупали у крестьян пшеницу, мололи ее, а муку поставляли в Москву и Санкт-Петербург. Кроме того Коншины занимались поставкой шерсти и льна из Ярославской губернии и торговали на Макарьевской ярмарке в Нижнем Новгороде.

ПЕРВЫЕ ФАБРИКИ
Достоверно известно, что первая полотняно-льняная фабрика, принадлежавшая семейству, была основана в 1682 году Василием Григорьевичем Коншиным (1645 – 1722). Он имел двух сыновей – Филиппа (1691 – не ранее 1753) и Никиту (? – до 1722). После смерти последнего (был женат на дочери Евдокима Вавилова, занимавшегося кожевенным промыслом) остались сыновья Петр и Василий, которые по малолетству были записаны за дедом по материнской линии и получили фамилию Вавиловых.
Иначе сложилась судьба сыновей Филиппа Коншина. Купец 2-ой гильдии Иван Филиппович (1738 – после 1815) и купец 3-ей гильдии Петр Филиппович (1721 – после 1788) традиционно для семьи занимались торговлей медом, воском и вощиной (неочищенным воском). Они использовали и другие возможности для расширения торговых операций. В 1732 году Коншины построили льняную мануфактуру. П.Ф. Коншин постоянно ездил на Макарьевскую ярмарку, где торговал оружейными кремнями, а оттуда привозил красную рыбу; торговал также галантерейными и скобяными изделиями, москательным товаром. В 1781 году  он завел в Серпухове полотняную фабрику. В конце  XVIII века  на ней имелось 88 станков при 379 вольнонаемных рабочих, которые производили в год 2600 кусков полотна. Товар продавался преимущественно в Петербурге. После смерти основателя дело продолжил его сын — А.П.Коншин.
В начале восемнадцатого века род Коншиных разделился на три ветви, две из которых пресеклись. Третья же, у начала которой стоял Василий Коншин (1656 – 1722), успешно продолжила деловую традицию.
Сын Василия Филипп (1691 – 1753) и внуки Пётр (1721 – 1789) и Иван (1738 – 1816) торговали в Петербурге, Москве, на Макарьевской ярмарке в Нижнем Новгороде, где закупали различные галантерейные и москательные товары и потом сбывали их в своей лавке в Серпухове.
Первые мануфактуры в Серпухове появились в 1739 году (льняная). Затем сын Филиппа,  Пётр Филиппович, в 1781 году вложил значительную часть своего капитала в парусно-полотняное заведение. При его сыне, Алексее Петровиче, оно стало одним из самых значительных в городе.

ТЕКСТИЛЬНЫЕ
МАГНАТЫ
В начале девятнадцатого века дальновидные полотнянщики начали перестраивать свои заведения на более перспективную обработку хлопка (набивка бумажных тканей – ситец). Так поступил и единственный наследник Алексея Петровича – Максим Алексеевич Коншин (1781-1816).  На базе прежней полотняной мануфактуры он открыл бумаготкацкую и ситценабивную фабрику, на которой трудились более ста рабочих. Она получила название «Старая мыза».(Мыза - отдельная усадьба с хозяйственными постройками, хутор.)
Приблизительно до половины XIX столетия всё хлопчатобумажное производство России велось на привозной пряже: не было прядильных машин, вывоз же их из Англии до 1842 года был запрещен, а ручная пряжа не могла конкурировать с английской машиной; к тому же устройство прядильных фабрик требовало огромных капиталов. Именно в это время Коншинская фабрика совершила переход к ручной набивке бумажных тканей. В 1831 году Коншин с сыном Николаем уже участвовал в промышленной выставке в Москве и получил первую награду за свои изделия.

ПОТОМСТВЕННЫЙ ГРАЖДАНИН
Николай Максимович Коншин (1798-1853)  был видным человеком в городе: в начале 1850-х годов - Серпуховский городской голова и Потомственный гражданин Серпухова. Его жена Марфа Филипповна Варгина – представительница ещё одного знаменитого рода в Серпухове.  
Бумаготкацкая ситценабивная фабрика, расположенная на берегу Нары, представляла собой солидное предприятие. Она размещалась в семи каменных и четырнадцати деревянных строениях, имела 1400 ручных станков и около 200 столов для набивки ситцев, машину «для пропуска миткаля и ситца», приводимую в движение конной тягой, и 2000 вольнонаемных рабочих. В начале 1840-х годов  здесь было занято  уже 2656 рабочих на 1800 станках. К 1846 году число мастеровых увеличилось до 3176. Производство заметно расширилось и размещалось в десяти каменных и двадцати деревянных строениях.
На фабрике вырабатывали ситец, платки и покрывала; они продавались в Москве, Серпухове и в Нижнем Новгороде на Макарьевской ярмарке.
Благодаря полученным доходам Коншин смог расширить производство. В 1846-1848 годах он выстроил на северной окраине Серпухова одно из первых в России специализированное прядильное производство, изготовлявшее пряжу для его ткацкой фабрики. Это  отделение было оснащено 205 станами, которые приводились в движение паровой машиной. На производстве были заняты 195 рабочих, руководили ими четверо мастеров, выписанных из Англии. В 1856 году на этом предприятии работало 800 человек. Оборудована фабрика была при участии Людвига Кнопа – немца, имевшего тесные связи с английскими производителями машин.
В конце 1850-х годов за Нарой, на границе города, близ деревни Глазечни, Н.М.Коншин выстроил громадную бумагопрядильную и ткацкую фабрику, она стала называться «Новая Мыза». Изготовляемая здесь неокрашенная ткань поступала на его же набивное предприятие. Таким образом, Коншин создал комплекс предприятий, превращавших первоначальное сырье – хлопок - в готовые изделия, поступавшие в продажу.
В середине девятнадцатого века Коншины заняли главенствующее положение в жизни города. На их средства построена Успенская церковь, в Высоцком монастыре  был возведен храм Всех Святых (родовая усыпальница Коншиных).
У  Николая Максимовича было трое сыновей: Иван Николаевич (1828 – 1898), Николай Николаевич (1833-1918) и Максим Николаевич (1837- 1898).
После смерти мужа  его вдова Марфа Филипповна взяла дело в свои руки, но её нелюбовь к техническим новшествам вскоре привела к различным трениям между ней и её тремя сыновьями и разделу имущества.

ИВАН КОНШИН
После раздела наследства Николая Максимовича Коншина  его старший сын Иван Николаевич получил в собственность бумагопрядильную фабрику «Старая Мыза» (1475 тыс. руб.), которой владел до своей смерти. Ему удалось приумножить свое состояние благодаря удачной закупке американского хлопка в начале 1860-х годов, как раз накануне Гражданской войны в США. Хлопок  тогда резко подорожал, и в результате этой успешной операции И.Н. Коншин стал одним из самых богатых людей того времени. Он модернизировал прядильную фабрику, и число веретен было доведено до 73 тысяч, а объем производства увеличился до 5 миллионов рублей серебром.
На Парижских Всемирных выставках 1867-го и 1878-го годов его изделия отметили очередной высшей наградой.
Со временем торговля  перешагнула  границы России, Коншины наладили  связь с Персией, а в Тегеране появился склад фирмы.
Женой Ивана Николаевича стала дочь  серпуховского купца 2-й гильдии - Александра Ивановна Ипатова (1831-1914), которая в конце ХIХ - начале ХХ века слыла  известной московской благотворительницей. Поженились они 23 мая 1855 года. В этот день  Коншины устроили в своём родовом доме бал в честь молодых,  на котором присутствовали известный писатель-славянофил  С.Т. Аксаков и граф Иван Петрович Толстой, возглавлявший  111-ю серпуховскую дружину ополчения. На свадьбе, как отметил в своём дневнике Аксаков, было многолюдно, шумно и душно. Аксаков рано покинул общество, а Иван Толстой остался плясать до пяти утра. Через несколько дней после этого  укомплектованные полки и обоз вышли из Серпухова на Кавказ.
Дом, где состоялась свадьба Ивана  Николаевича и Александры Ивановны, и сейчас  находится на теперешней улице Володарского - под номером пять.
К сожалению, детей у них не было, поэтому  всё свое свободное время и средства они тратили на музыку, общественные дела и благотворительность. Иван Николаевич много лет был выборным московского Кирилло-Мефодиевского братства, почетным блюстителем Донского духовного училища, казначеем Совета Общества любителей церковного пения  в Москве, попечителем приютов.
При фабриках Коншиных в Серпухове был создан собственный хор, силами которого регулярно устраивались благотворительные концерты. Об одном из них сообщалось в «Московских ведомостях»: «26 марта 1893 г. в серпуховском Зале общественных собраний в пользу местного благотворительного общества графини М.Ф. Сологуб и городской богадельни хором певчих братьев Коншиных исполнялись древнейшие песнопения Киево-Печерской лавры». Этот же хор 17 февраля 1886 года давал концерт в консерваторском зале по инициативе П.И. Чайковского.
Когда в 1884 году членских взносов стало не хватать для оплаты певчих  в концертах, И.Н.Коншин, не раздумывая, внес  недостающую  сумму.
Ежемесячно священники серпуховских храмов (а их было более двадцати) посылали в Москву Ивану Николаевичу подробный список бедствующих в их приходе, а также вдов и сирот, обратившихся к настоятелю за помощью. Иван Николаевич с такой же регулярностью посылал каждому священнику по двести, а иногда и более рублей. Все  бедные серпуховские невесты получали от него от ста до трехсот рублей в приданое.
Семейство Коншиных причастно к  истории создания в Серпухове Всех-святского храма. На его строительство Н.М. Коншин  пожертвовал 10 тысяч рублей. В это дело внесли существенный вклад серпуховские купцы Карповы, Н. Н. Чернов и И.Н. Коншин.
Умер Иван Николаевич в декабре 1898 года. По его завещанию все капиталы - 10,5 миллиона рублей, текстильную фабрику, чугунолитейный и лесозаготовительный заводы, усадьбы он оставил жене, при этом щедро наградив всех своих работников годовым жалованьем. В некрологе  было написано: «Потомственный дворянин И.Н.Коншин после продолжительной и тяжёлой болезни волею Божиею скончался 9 января… Вынос тела усопшего  и отпевание в церкви Спаса Божий Дом, что на Пречистинке, а погребение 13 января в Серпухове». На следующий день после кончины во всех монастырях и церквях нашего города  были совершены  заупокойные литургии и панихиды. Храмы были переполнены народом, который искренне молился и плакал.
12 января, в  6 часов вечера, несмотря на сильную метель, буквально весь город собрался у станции железной дороги в ожидании прибытия из Москвы поезда с гробом усопшего. Весь путь от вокзала до Успенской церкви был усыпан можжевельником. На вокзале собрались  настоятель Высоцкого монастыря отец Тихон с братиею, настоятель церквей Владычного монастыря, городской голова и представители местной администрации. В 7 часов поезд прибыл. На металлический гроб были возложены роскошные венки от  городских властей, граждан, фабрикантов и рабочих. После панихиды запел хор рабочих коншинской фабрики. Затем гроб был поставлен на носилки, и шествие двинулось в город. В метель, в сильный мороз, без всякого принуждения шла тысячная толпа рабочих с горящими свечами. В девятом часу процессия прибыла в Успенскую церковь. Всю ночь к гробу на поклон шли толпы народа. Панихиды по своему благодетелю рабочие заказывали беспрерывно. Рано утром была отслужена литургия. В третьем часу дня процессия по Московской улице двинулась к Высоцкому монастырю. Тысячная толпа шла за гробом, неся огромное количество венков. Гроб внесли в родовой склеп и опустили в могилу. По окончании похорон всем был устроен поминальный обед в помещении коншинской фабрики.

ДЛЯ БРОШЕННЫХ И БЕЗДОМНЫХ
Поскольку Александру Ивановну никогда не интересовали фабричные дела, она все производственные мощности вернула в семейный котел - продала их «Товариществу мануфактур Н.Н. Коншина в г. Серпухов». В результате ее состояние удвоилось.
После смерти мужа благотворительные дела стали единственным смыслом жизни Александры Ивановны. Она могла на улице подобрать случайного грязного пьяницу, которого на кухне приводили в чувство, отмывали, переодевали, кормили. Провожая его, Александра Ивановна давала пятак и наказывала, чтобы следующий пятак он зарабатывал сам и впредь денег не пропивал. Брошенные кошки и  собаки тоже находили в ее усадьбе приют, хотя некоторые считали такое милосердие к опустившимся людям и брошенным животным чудачеством сердобольной барыни. Она постоянно вносила пожертвования    больницам, воинским лазаретам, благотворительным  организациям, приютам, фондам помощи увечным воинам и их семьям, храмам, учреждениям Православной церкви...
Еще в 1865 году Иван Николаевич купил в Москве, на Пречистенке, у князей Трубецких усадьбу, записав ее на имя своей жены (ныне это Дом ученых). Александра Ивановна любила проводить в этом особняке благотворительные балы, литературно-музыкальные вечера, рождественские елки для детей округи.
А.И.Коншина умерла 29 сентября 1914 года от воспаления лёгких на 84-м году жизни. Из своего двадцатимиллионного состояния только пять миллионов рублей и особняк на Пречистенке  она завещала Варваре Петровне Коншиной, воспитывавшей  пятерых детей. Остальные 15 миллионов рублей она просила своих душеприказчиков - А.Ф. Дерюжинского и Н. А. Цветкова - направить на создание богоугодных заведений и расширение уже существующих.
В сентябрьском выпуске «Известий Московской городской Думы» за 1916 год сообщалось: «...коншинские Дом призрения, больница на Большой Якиманке и корпус для душевнобольных на Канатчиковой даче строятся и в ближайшее  время будут переданы в ведение города».  А 18 февраля 1917 года в Песковском переулке, близ Всехсвятской рощи, было совершено освящение храма при убежище для увечных воинов, построенном на средства А.И. Коншиной, 19 февраля в нем была совершена литургия в присутствии Ее Императорского Высочества Великой княгини Елизаветы Федоровны.    
Другой сын Н.М.Коншина,      Максим Николаевич, был женат на Агриппине Александровне Рахманиной. Ему после раздела  наследства досталась бумаготкацкая, ситценабивная и красильная фабрики. Он сначала  совместно с братом Николаем основал Торговый дом, но, не обладая деловой энергией, вскоре был удалён из дела и получил в 1872 году полное вознаграждение деньгами.
В 1892 году после краха Торгового дома «В.Третьякова вдова с сыновьями» Коншины прикупили у бывших владельцев смежную со «Старой Мызой» землю с фабричными строениями. А от станции Серпухов Московско-Курской железной дороги было решено начать постройку железнодорожной линии ко всем фабрикам «Товарищества мануфактур Н.Н.Коншина».

Подготовила
Елена Сарычева
(Продолжение читайте
в следующих номерах)
  
Погода +20 +22
вечером +14 +16 ночью +7 +9
Котировки
USD ЦБ РФ 63,4838 0.7987
EUR ЦБ РФ 73,4825 0.9496

Партнеры









































все партнеры
 
Путешествия своим ходом по Тайланду и не только.hfp