10
августа 2020
понедельник
 

Здесь виноградники с холма...

Творчество нашего земляка, известного российского поэта Евгения Чигрина, отмечено престижными литературными наградами.

В апреле 2014 года Е.Чигрин стал лауреатом одной из крупнейших в России Горьковской литературной премии за 2013 год. Чигрин назван лучшим поэтом России за свой новый сборник «Неспящая бухта» с предисловием Е.Рейна. Горьковская литературная премия присуждается с 2005 года и вручается авторам, которые в традициях классической русской литературы наиболее полно отражают современность. Ранее международную премию Арсения и Андрея Тарковских получила поэтическая книга Евгения Чигрина «Погонщик». Церемония вручения премии состоялась в 2013 году в Киеве.

В начале этого года сборник «Погонщик» вышел на украинском языке, перевел его украинский поэт и драматург, лауреат премии Тараса Шевченко Игорь Павлюк.

Недавно состоялась встреча Е.Чигрина с главой нашего района Б.Рассказовым.

Глава района поздравил поэта с высокой литературной наградой и пожелал ему больших творческих успехов.

Е.Чигрин коснулся роли поэтического искусства в нашей жизни: «Поэзия, как говорил Иосиф Бродский, это высшая форма существования языка, а поэт выполняет функцию его хранителя». Литератор отметил, что русская поэзия находится на подъеме.

В интервью «КВ» поэт обозначил свои поэтические приоритеты, с литературных позиций затронув тему, столь важную сейчас, - возвращение Крыма в состав России. Ниже «КВ» публикует литературное эссе Е.Чигрина.

Прежде чем вспомнить самые первые замечательные стихи, связанные с Тавридой, мне хотелось бы напомнить известную максиму поэта Евгения Баратынского: «Поэзия - задание небес, которое нужно выполнить, насколько возможно лучше». И если исходить из этой справедливой и точной формулы, то можно сказать, что крымчанам весьма повезло, поскольку первое, или одно из первых крымских стихотворений, написал чудотворец (как называл его Александр Сергеевич Пушкин) Константин Батюшков.

Друг милый, ангел мой, сокроемся туда, Где волны кроткие Тавриду омывают, И Фебовы лучи с любовью озаряют Им древней Греции священные места! Мы там, отверженные роком, Равны несчастием, любовию равны, Под небом сладостным полуденной страны Забудем слезы лить о жребии жестоком...

То есть, поэт видит Тавриду (а именно так называется элегическое стихотворение) вариантом земного рая: пребывание в котором дает возможность забыть о «жребии жестоком». О жребии, как о конце пути земного, как о неслу-чившейся любви, горькой обиде, потере близких.

Кстати сказать, это стихотворение написано в 1815 году, а звучит - посейчас. Несколько позже гений Александра Сергеевича подарит нам целую сплотку поэтических откровений: «Бахчисарайский фонтан», «Нереиду», «Чаадаеву с морского берега Тавриды», «Редеет облаков летучая гряда.» и иные прочувствованные вещи, проникнутые любовью и меткими подробностями. Перечитывая, вышептывая про себя эти лирические строки, никогда не перестаешь открывать новые глубины; пушкинские рифмы и размеры открывают стереоскопическую натуру любого слова.

Отдал свою стихотворческую дань и один из лучших поэтов того времени князь Петр Вяземский: «Здесь понесла свой тяжкий крест Россия. Но этот крест - сокровище для нас...». Так сподвижник Пушкина писал о любимом им Севастополе. Вяземский вообще тяготел к точности изложения: мысль в стихотворении, для него, была важнее гармонии.

Отметим, что в ту неспешную и вместе с тем центростремительную для русской поэзии эпоху появилось много рифмованных текстов, связанных с удивительной и щедрой крымской землей. Хочу напомнить не очень цитируемое, но подробное стихотворение «легкого, как дыхание», Афанасия Фета.

Севастопольское братское кладбище

Какой тут дышит мир! Какая славы тризна

Средь кипарисов, мирт и каменных гробов!

Рукою набожной сложила здесь отчизна

Священный прах своих сынов.

Они и под землей отвагой прежней дышат...

Боюсь, мои стопы покой их возмутят,

И мнится, все они шаги живого слышат,

Но лишь молитвенно молчат.

Счастливцы! Высшею пылали вы любовью:

Тут, что ни мавзолей, ни подпись, - все боец;

И рядом улеглись, своей залиты кровью,

И дед со внуком, и отец.

Из каменных гробов их голос вечно слышен,

Им внуков поучать навеки суждено,

Их слава так чиста, их жребий так возвышен,

Что им завидовать грешно...

Читать такие вещи вслух - невероятное наслаждение. Повторюсь: Крыму, крымчанам баснословно подфартило, поскольку эту благодатную землю воспевали многие великие, замечательные и просто хорошие стихотворцы. Изощренность рифм, звукопись, разнообразие, метафоры, мельчайшие детали - все это делает данную поэзию убедительной и необходимой во всякое время. Уже много позже, если отталкиваться от Фета, другой автор, а именно, Вели-мир Хлебников напишет:

Итак, вы помните Судак, Где воздух винной крепости, И память бредит о судах У генуэзской крепости.

А значительный, вписанный на века в Коктебельскую землю, Максимилиан Волошин словно бы отзовется целой гирляндой виртуозных строчек.

Коктебель

Как в раковине малой - океана

Великое дыхание гудит,

Как плоть ее мерцает и горит

Отливами и серебром тумана,

А выгибы ее повторены

В движении и завитке волны, -

Так вся душа моя в твоих заливах,

О, Киммерии темная страна,

Заключена и преображена.

Ну и если мы вспомнили дорогого всем нам, стоявшего прочно, как крымские скалы, за всех русских Волошина, то нельзя не вспомнить и его товарища, который гостил у него в самые суровые годы Гражданской войны, который оставил, может быть, самые горькие поэтические строки, связанные с Крымом: речь, конечно же, идет о Мандельштаме.

Холодная весна. Голодный Старый Крым, Как был при Врангеле, - такой же виноватый. Овчарки на дворах, на рубищах заплаты, Такой же серенький, кусающийся дым. Все так же хороша рассеянная даль, Деревья, почками набухшие на малость, Стоят, как пришлые, и вызывает жалость Вчерашней глупостью украшенный миндаль. Природа своего не узнает лица, А тени страшные - Украины, Кубани... Калитку стерегут, не трогая кольца.

Ежели размышлять о духовной сущности этого текста, то, несмотря на разность времени, почему-то эти трогательные и «набухшие почками» строфы заставляют не только вспомнить то далекое время, но и задуматься о сегодняшней Украине.

Говоря об Осипе Эмильевиче Мандельштаме, который сам был автором пронзительной поэтической формулы: «.а красота не прихоть полубога, а хищный глазомер простого столяра», - напомню еще несколько строф из его стихотворения «Феодосия».

Окружена высокими холмами, Овечьим стадом ты с горы сбегаешь И розовыми, белыми камнями В сухом прозрачном воздухе сверкаешь. новостройка спб Качаются разбойничьи фелюги, Горят в порту турецких флагов маки, Тростинки мачт, хрусталь волны упругий, И на канатах лодочки-гамаки.

Наблюдательность, живопись, убедительность. А ведь еще Иван Бунин, Марина Цветаева, Валерий Брюсов, Анна Ахматова, Владимир Маяковский - каждый по-своему - слагали стихи во славу полуострова Крым. Даже одно из перечисленные этих имен дорогого стоит!.. А малоизвестное, но от этого не менее ценное стихотворение Дмитрия Кедрина!

Крым

Старинный друг, поговорим,

Старинный друг, ты помнишь Крым?

Вообразим, что мы сидим

Под буком темным и густым.

Медуз и крабов на мели

Босые школьники нашли,

За волнорезом залегли

В глубоком штиле корабли,

А море, как веселый пес,

Лежит у отмелей и кос

И быстрым языком волны

Облизывает валуны.

Пусть наливает виноград

Та жизнь, что двадцать лет назад

Пришла, чтоб в эту землю лечь, -

Клянусь, что праздник стоит свеч!

Смотри! Сюда со связкой нот

В пижаме шелковой идет

И поднимает скрипку тот,

Кто грыз подсолнух у ворот.

Наш летний отдых весел, но,

Играя в мяч, идя в кино,

На утлом ялике гребя,

Борясь, работая, любя,

Как трудно дался этот край,

Не забывай, не забывай!.. »

Безимени-24.jpgТы смолк. В потемках наших глаз Звезда крылатая зажглась. А море, как веселый пес, Лежит у отмелей и кос, Звезда похожа на слезу, А кипарисы там, внизу, Нам светят, будто две свечи, В сандалом пахнущей ночи... Тогда мы выпили до дна Бокал мускатного вина, -Бокал за Родину свою, За счастье жить в таком краю, За то, что Кремль, за то, что Крым Мы никому не отдадим.

И впопад кедринскому - отрывок из более современного, более известного:

Приехать к морю в несезон, помимо матерьяльных выгод, имеет тот еще резон, что это - временный, но выход за скобки года, из ворот тюрьмы. Посмеиваясь криво, пусть Время взяток не берет, Пространство, друг, сребролюбиво. Орел двугривенника прав, Четыре времени поправ!

Здесь виноградники с холма

Бегут темно-зеленым туком.

Хозяйки белые дома

Здесь топят розоватым буком.

Петух вечерний голосит,

Крутя замедленное сальто,

Луна разбиться не грозит

О гладь щербатую асфальта.

Ее и тьму других светил

Залив бы с легкостью вместил.

Когда так много позади

Всего, в особенности - горя,

Поддержки чьей-нибудь не жди,

Сядь в поезд, высадись у моря.

Оно обширнее. Оно

И глубже. Это превосходство -

Не слишком радостное. Но

Уж если чувствовать сиротство,

То лучше в тех местах, чей вид

Волнует, нежели язвит.

Вот так описывал свое ощущение жизни Иосиф Бродский в октябре 1969 года в Коктебеле.

Не могу обойти вниманием и еще одного современного классика: харьковчанина Бориса Чичибабина (1923-1994). В воспоминательном очерке Лилии Карась-Чичибабиной (вдовы и хранительницы духа поэта) есть следующие слова: «.В эти же дни смогли добраться до Херсонеса. Бориса Алексеевича словно подменили. Вот она эллинская культура! Неутомимо кружили по раскопкам древнего Херсонеса, не оставив без внимания все - от сосудов для хранения воды и зерна до подвала, где делалось вино, вышли к морю и долго сидели на берегу, вдыхая йодистый воздух. Вспоминали, что здесь прошли девичьи годы Анны Ахматовой, ее поэму о море, и получилось вот такое «воскресное» стихотворение - «Херсонес».

Какой меня ветер занес в Херсонес? На многое пала завеса, но греческой глины могучий замес удался во славу Зевеса<...>

Нам город явился из царства цикад,

из желтой ракушечной пыли,

чтоб мы в нем, как в детстве, брели наугад

и нежно друг друга любили <...> Да будут нам сниться воскресные сны про край, чья душа синеока, где днища давилен незримо красны от гроздей истлевшего сока.

Разумеется, это далеко не все авторы, которые воспели полуостров. Иное дело, как этим богатством распоряжались до нас и как распорядится новое поколение, тем более те, кто вновь обрел под ногами крымскую землю как землю России. Именно они - здесь и сейчас -должны учитывать это волнующее поэтическое пространство.

В конце концов: «ничего более русского, чем язык, у нас нет» (Андрей Битов). И никакой лучшей формы существования языка, чем поэзия, - не существует.

Е.ЧИГРИН.

  
Погода +13 +15
утром +19 +21 днем +23 +25
Котировки
USD ЦБ РФ 73,6376 0.5979
EUR ЦБ РФ 87,1722 0.5544

Партнеры









































все партнеры
 
Путешествия своим ходом по Тайланду и не только.