19
апреля 2024
пятница
 

В ожидании лесника

Пока ясно только одно: более-менее объективно разобраться, что и почему происходило и сейчас происходит, а также узнать, «чем сердце успокоится» в ситуации с Украиной, можно будет только лет этак через 50-70. Когда отзаседает уже международный трибунал в Гааге, – а может в Тобольске или каком-нибудь Гуаньчжоу – кто может сейчас с точностью сказать, где он к тому времени окажется и кто получит право судить… Когда на старости лет проговорятся, или же – в желании застолбить за собой или же отнять у соперника посмертную славу – устроят намеренный «слив» информации некоторые из нынешних тщеславных политиков. А может какой-нибудь новый Сноуден опубликует в новом Викиликсе стенограммы секретных переговоров и копии не менее тайных «пактов». К тому времени народная молва сделает «ребрендинг» «Коктейля Молотова» в честь какого-нибудь другого, более «свежего» политика, а художники-авангардисты нарисуют картины, на которых Дмитрий Киселев целуется с Джен Псаки…

Но это всё потом, в светлом будущем, которое непременно настанет. А нам надо жить сейчас… Жить и не бояться, что какой-нибудь шальной снаряд залетит в твой дом или разорвется рядом с пешеходным переходом, по которому в это время идёшь ты или кто-то из твоих близких. Без страха приезжать в аэропорты. Не ловить себя на «новых ощущениях» при доносящихся из соседней воинской части звуках «воздушной тревоги», к которым ещё вчера ты относился, как к позывным «Радио-Маяк» – надоели, но привык. И не корчится при виде телевизионных новостей, как от звука бормашины в кабинете зубного врача «старой школы».

А ведь телевизор смотреть действительно страшно. И страшно уже не только от того, что впадаешь от новостей в какую-то жуткую депрессию. Гораздо ужаснее, если вдруг неожиданно замечаешь за самим собой, что постепенно становишься, простите за сравнение, «болельщиком» одной из сторон, что радуешься её успехам. А ведь это не футбол – тут не голы забивают, а людей убивают. В том числе и тех, кто не хочет и не собирается себя ни к одной из сторон причислять.

Думаю, что история с малазийским «Боингом» не закончится ничем. Точнее – не закончится тем, чем должна была бы закончиться – установлением истины. Сторона, на которую укажут, как на виновную, этой своей вины не признает: факты назовет подтасованными, показания – лживыми, а признания – если даже и такие вдруг появятся – самооговором под давлением. И сторона эта обязательно найдет чью-то поддержку…

Да, это не футбол, это – политика. И тем, кто в неё играет, не до «фейр-плей».

А уж если ты становишься «фанатом» одной из сторон, то и для тебя уже «честная игра» – тоже дело двадцать девятое. Главное – победа! Любой ценой! Не замечали за собой? – Ударил свой игрок исподтишка по ногам соперника – ну, что ж, бывает: «Чё ты корчишься?! Вставай, а то простудишься!». Рухнул свой футболист в чужой штрафной – «Где судья?! Куда он смотрит?! Пенальти!..» Ну и пусть на повторе не видно, что соперник его хотя бы коснулся? Тогда, значит, сказал что-то такое, от чего у нашего ноги подкосились! – «Удалить негодяя!..»

«Да, он сукин сын, но он наш сукин сын». – Не мы это придумали, на разве мы при случае этим принципом не пользуемся?

Кому правильнее сочувствовать: подлецу, выступающему «за правое дело», или же человеку, который сам по себе выглядит порядочным, а вот дела его – какими-то «левыми»?.. Никогда не ставили перед собой такой вопрос? Впрочем, как известно, для того, чтобы правое стало левым и наоборот, иногда достаточно посмотреть на вещи с другой стороны…

Мне дико досадно, когда люди, которых я много лет ценю и уважаю, говорят что-то такое, с чем я в какой-то степени, а то и абсолютно не согласен. Но меня просто ужас охватывает, когда я вдруг замечаю, что «стою в одном ряду» с теми, кого всегда считал и считаю бессовестными и беспринципными.

Но ещё кошмарнее, когда правых не видишь вообще… Когда не покидает ощущение, что врут – все. А если и говорят правду, то только ту её часть, которая им выгодна. Да и правда-то ведь у каждого своя. И за эту свою правду каждая сторона уже и воюет. Увы – не на парламентской трибуне и не дипломатическими нотами…

Что делать? Как спастись от всего этого? Когда никто никого не слышит и не хочет слышать. Когда никто не собирается ни отвечать на «неудобные» вопросы, ни замечать очевидных фактов. Потому что это не выгодно.

Говорят, что в Одессе – городе, который я очень люблю и в котором, чувствую, очень не скоро теперь посчастливится побывать, – продолжают спасаться юмором. Вот и мне вспомнился старый анекдот. Про «дневник партизана»:

«Понедельник. Мы выбили немцев из сторожки лесника.

Вторник. Немцы выбили нас из сторожки лесника.

Среда. Мы выбили немцев из сторожки лесника.

Четверг. Немцы выбили нас из сторожки лесника.

Пятница. Пришел лесник и выгнал из леса к чертовой матери и немцев, и нас…»

Когда же на Украине появится, наконец, такой «лесник»? Которого боялись бы и, главное, – которому доверяли бы все? – Его даже близко не видно… Какую страну, какого человека, какую международную организацию можно представить в этой роли? Увы… Мучает ощущение, что все они или беспомощны, или же хотят стать лесником только для того, чтобы самому «пилить деревья да продавать древесину да земельные участки». А «что станет с лесом», как защитить его от хапуг и браконьеров – не интересно уже никому…

Алексей СОКОЛЬСКИЙ

  
Погода +5 +7
ночью +3 +5 утром +7 +9
Котировки
USD ЦБ РФ 93,4409 -0.6513
EUR ЦБ РФ 99,5797 -0.9519

Партнеры









































все партнеры