07
декабря 2019
суббота
 

Васильев Александр Васильевич - Видео-блог начальника Управления ФСКН России по Московской области генерал-лейтенанта полиции ч.2

Здравствуйте, мы рады приветствовать вас на нашем сайте. Представляем вам Интернет-конференцию начальника Управления Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков на территории Московской области генерал-лейтенанта полиции Александра Васильевича Васильева.

— Здравствуйте, Александр Васильевич. В этом году исполняется пять лет с тех пор, как образовалась Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков. Это немалый срок. А как происходило становление управления, и с какими трудностями вы столкнулись?

Я вспоминаю нашу первую коллегию в марте 2004 года, на которой присутствовал президент В. В. Путин, где был сделан анализ наркоситуации в стране и были поставлены задачи перед Федеральной службой. Правда, они были сформулированы несколько раньше в Указе президента, а здесь были сконцентрированно озвучены. На коллегии было сказано, что наркобизнес и связанная с ним наркопреступность представляют собой большую угрозу для национальной безопасности Российской Федерации.

За 10-15 лет до создания Госнаркоконтроля в стране появилось большое количество наркогруппировок, которые занимались производством, транспортировкой, распространением и сбытом наркотиков. Российские наркогруппировки стали частью международных наркогруппировок. В России сложился большой отряд наркозависимых лиц. В 2003 году цифры, которыми мы оперировали составляли от 5 до 6 миллионов человек. Таких темпов прироста наркозависимых нигде в мире не было. Если в Советском Союзе в 80-х годах были десятки тысяч наркозависимых, то за 10-15 лет их количество увеличилось до 6 миллионов. Ежегодный прирост составлял 20-25 %. После анализа этой ситуации в 2003 году было принято решение о создании Государственного комитета (сейчас это Федеральная служба) по контролю за оборотом наркотиков. Помимо контроля за оборотом наркотиков, была поставлена задача в осуществлении профилактических мероприятий. Необходимо было вводить новые методы и формы работы. Раньше основной упор делался на борьбу с потребителями наркотиков, мы же поставили основной целью борьбу с организованной преступностью.

В первые же годы резко повысились показатели оперативно-розыскной деятельности. Это выявление тяжких и особо тяжких преступлений, связанных со сбытом, присечение каналов поставки наркотиков, ликвидация преступных сообществ, группировок, изъятие крупных партий наркотиков.

Московская область как субъект РФ представляет большой интерес для наркобизнеса. Мы рассматриваем его вместе с Москвой в качестве единого крупного мегаполиса, это большая территория с 20-миллионым населением. Это трудноконтролируемые миграционные процессы, большие финансовые потоки, развитая транспортная инфраструктура, что позволяет и поставлять, и переправлять транзитом в другие регионы РФ и Европы. Есть много разных каналов, маршрутов транспортировки наркотиков, я скажу о них позже.

Московский регион – он особый для наркодельцов. С первых дней работы мы сделали акцент на выявление и ликвидацию организованных преступных группировок на территории области. Это очень сложная и длительная оперативная работа.

Вторая задача связана с ликвидацией средних и мелких наркосбытчиков. Кроме того, перед Госнаркоконтролем МО были поставлены задачи, которые раньше никогда в нашей стране не решались. Это борьба с легализацией, «отмыванием» денег, полученных от реализации наркотиков, это, так называемый, подрыв экономических основ наркобизнеса. Это очень важное и очень сложное направление нашей работы. Но за пять лет мы достигли неплохих результатов. Это что касается предпосылок к созданию нашей службы.

У меня есть данные, говорящие, я считаю, о положительных результатах нашей работы. В частности, ликвидировано более 200 каналов поставок наркотиков на территорию Москвы и Московской области, выявлено 11 тысяч 946 преступлений, из тяжких и особо тяжких 8 914; связанных с незаконным оборотом наркотиков – 9573; пресечена деятельность 410 наркопритонов; в суды направлено 3609 уголовных дел, раскрыто 105 преступлений, связанных с легализацией преступных доходов; ликвидировано 13 преступных сообществ, по 6 из них приговоры вступили в законную силу; всего по приговорам судов осуждено более 1500 лиц. Хочу отметить, то свою работу мы делаем в тесном сотрудничестве с коллегами из Москвы и других регионов. Совместно с коллегами из других силовых структур, кроме вышеназванных преступлений, изъято из незаконного оборота 2 тонны 642 наркотических и психотропных веществ. Из них только одного героина 1 тонна 100 кг, 500 кг марихуаны, 5 кг кокаина, 100 кг гашиша, 30 кг синтетических наркотиков. 300 кг героина по нашей информации изъято в других регионах России, естественно, что мы делимся информацией. Главное – пресечь канал и ликвидировать наркогруппировку.

Одно из направлений нашей работы – контроль за легальным оборотом наркотиков. На территории МО более 2 тысяч предприятий, где в той или иной форме используются наркотические, психотропные, ядовитые, сильнодействующие вещества. Это тоже очень важное направление нашей работы. Были прецеденты, когда преступные группировки пытались увести эти вещества из легального оборота в нелегальный. Необходимо и дальше работать в этом направлении.

— Напомню, Интернет-конференция продолжается. Вы можете в любой момент присоединиться к нашей беседе. Мы разговариваем с начальником Управления Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков по Московской области генерал-лейтенантом полиции Александром Васильевичем Васильевым.

Александр Васильевич, наверное, многим интересно узнать, как формировался коллектив, кто его сотрудники?

С первого дня мы комплектовались на базе двух структур: на базе упраздненной налоговой полиции и на базе милицейских подразделений ОБНОН. Нам шли навстречу, т.к. коллеги понимали серьезность задач, стоящих перед нами. Так же мы привлекали сотрудников ФСБ, армейских сотрудников, но это были уже единичные случаи.

С первого дня была сложность, связанная с поставленной задачей по борьбе с организованной преступностью. Коллективу нужно было понять, как это делается. Эта работа очень специфическая, требующая наличия определенных черт характера, особенного менталитета. Это очень кропотливая работа, ты можешь месяцами заниматься какой-то разработкой, и не всегда может все получиться. Должен быть какой-то особый склад характера. Должно быть четкое понимание: мы занимаемся очень нужной работой: мы защищаем людей от наркомафии и наркобизнеса. Могу ответственно сказать, что за пять лет у нас сложился прочный работоспособный коллектив. Профессионализм появился благодаря ежедневной кропотливой работе, приобретению личного опыта. В управление еще в 2003 году пришли хорошо подготовленные люди, поэтому сразу пошли положительные результаты. Управление у нас большое: 40 межрайонных отделов, т.е. в каждом крупном городе. Что приятно, что сложная борьба с организованной преступностью постепенно все больше проявляет себя не только в центральном аппарате, а в межрайонных отделах. Сотрудники почувствовали отдачу от своей работы, удовлетворение от сделанного. Безусловно, приятно, когда мы получаем благодарности от Правительства МО или от Б. В. Громова. Это нам очень помогает в работе. Еще раз скажу, что коллектив у нас очень профессиональный и работоспособный, хотя, конечно, встречаются люди, которые попали к нам не по призванию или не морально устойчивые. От таких сотрудников мы избавляемся.

— Кстати, а молодые сотрудники к вам приходят работать?

К сожалению, у нас нет своей базовой школы, которая позволила бы нам брать выпускников вызов, поэтому мы берем преимущественно сотрудников, имеющих какой-то опыт работы в сходных структурах. Хотя есть определенных процент ребят, которые, закончив вузы, хотят служить у нас. Мы их берем, обучаем в процессе работы, отправляем в институты повышения квалификации (у нас такие есть) для пополнения профессионального багажа. Так что проблема с кадрами в целом решаема.

— Александр Васильевич, а как Вы оцениваете работу межрайонных подразделений, о которых Вы говорили?

Я доволен их работой. Кроме борьбы с организованной преступностью, у нас задача выявить и ликвидировать средних и мелких наркоторговцев, которые работают в основном на территориях муниципальных образований. Этим, в частности, и занимаются межрайонные отделы. От таких наркосбытчиков тянутся ниточки к организаторам наркобизнеса, там своя сложная пирамидальная структура. Сегодня межрайонные отделения выполняют работу и по выявлению и ликвидации организаторов наркогруппировок. Эта работа требует максимального профессионализма. На сегодняшний день в большинстве межрайонных подразделениях есть такие положительные примеры. Есть в Уголовном кодексе статья 110 – это организация преступного сообщества. Выявление такого преступного сообщества, направление дела в суд, доведение его до приговора – это верх профессионализма. Я уже говорил, что за 5 лет работы ликвидировано 13 ОПС, из них уже по 6 есть приговоры – от 10 до 20 лет. Проходит по каждому приговору энное количество участников и соучастников, каждый получает наказание в силу своей вины перед законом. Часть этих ОПС ликвидировано нашими межрайонными отделами. Так что их работа, я считаю, развивается в правильном направлении.

— Мы убедились, что работа ведется колоссальная. Но можно узнать, какова ситуация с наркотиками в последние годы существует в Московской области.

С точки зрения увеличения количества наркозависимых в области особой положительной динамики нет. Когда мы начинали работать, количество официально стоящих на учете в наркодиспансерах составляло 12 тысяч, сейчас 14. На самом деле число наркозависимых гораздо больше. Многие скрывают свои пагубные пристрастия, прячутся, многие даже не понимают, что они наркоманы – достаточно один раз попробовать… На сегодняшний день в Московской области реально существует где-то порядка 100 тысяч наркозависимых. Поэтому говорить, что за пять лет нашей работы не стало наркозависимых, было бы глупо. Ситуация с незаконным оборотом наркотиков сложная. Она не улучшилась, поскольку появляются все новые наркогруппировки. Мы ликвидируем одни, появляются другие.

Наркотиков в настоящее время производится очень много. Например, в 2003 году производство героина в Афганистане составляло 400 тонн, из них 25-30% шла по северному пути, оседая частично в России, частично транзитом попадая в Европу. Сегодня мы оперируем цифрой – 800 тонн героина. Плюс за это время появилось большое количество новых синтетических наркотиков. Часть из них производится в российских подпольных лабораториях, но большая часть в лабораториях за границей. Чтобы произвести синтетические наркотики не нужно большого производства, достаточно иметь хорошо законспирированную мини-лабораторию. Кроме того, появились анаболики, анаболические стероиды, часть из них ввозится тоже контрабандно. Везут их дельцы, которым наплевать, что будет с человеком их принимающим, им главное – продать и получить прибыль. Вместо наращивания мышечной массы человек приобретает наркозависимость, у него меняется генная система и появляется масса других негативных последствий.

В сфере легального оборота наркотиков мы выявляем массу нарушений и хотим навести порядок, чтобы не было возможности хищения, утечки наркотиков. У нас были такие случаи, когда возбуждались уголовные дела. Например, был случай: для производства героина необходим уксусный ангидрид. Наркомафии требовалось организовать его поставку (десятки тонн) в Афганистан. Сделать это нелегально практически невозможно из-за объема. И вот на одном из предприятий наркомафия через взятки пытается отправить это вещество в Афганистан якобы легально. Деятельность этой группы была пресечена. Надеемся, что наступит время, когда все хозяйствующие субъекты поймут, что в случае с наркотическими веществами лучше перестраховаться, чем допустить хищение или преступную оплошность, за что придется отвечать по закону.

Наша интернет-конференция продолжается, мы беседуем с начальником управления Федеральной службы Российской Федерации по контролю за оборотом наркотиков по Московской области генерал-лейтенантом полиции Александром Васильевичем Васильевым. Александр Васильевич, тема волнует сегодня жителей Московской области и к нам поступало очень много звонков и вопросов. Вот, в частности, продолжение темы. Люди спрашивают, правда ли, что в основном наркотики завозят из Средней Азии и Закавказья. Так ли это?

На сегодняшний день наркотики на территории Российской Федерации присутствуют всех видов. Это констатация факта. А на территории Московской области – тем более, поскольку сюда идут все транспортные узлы, железнодорожный транспорт, авиатранспорт, автомобильный, речной… И наркотики везут со всего мира. Основные наркопотоки, то, что нас очень волнует, это конечно героиновые наркоканалы, поскольку героин – один из самых страшных наркотиков, я еще раз скажу, что один раз… если вы думаете, что может раз-два попробовать и вам не понравится, перестать употреблять – это исключено. То есть человек становится героиновым наркоманом с первого укола. Поэтому мы для себя, когда анализируем обстановку, то для себя сделали такой вывод - решить героиновую проблему, перекрыв каналы поставки героиновых потоков на территорию Московской области, мы решим проблему наркотизации населения Московской области. Это очень сложная проблема, поскольку героина производится в Афганистане 800 тонн, на границе на сегодняшний день проводится очень большая работа, у нашей героиновой пограничной службы по решению пограничных наших вопросов. И это вопрос не сегодняшнего дня и когда у нас будет закрыта граница как при Советском Союзе, то я думаю, что это не завтра. И поэтому на сегодняшний день все эти героиновые наркопотоки они оседают, тем или иным образом героин доставляется. Наша задача – узнать, кто этим занимается и взять с поличным, поскольку ситуация с нашей статьей, мы только можем взять с поличным, все остальное в учет не идет. Здесь, конечно, доставка – это узбеки, афганцы, узбекско-таджикские наркогруппировки – вот этот контингент стран, людей, которые завозят. Дальше они привозят сюда, а здесь уже по пирамиде идет распределение уже нашими нижними группировками, есть и цыганские, и азербайджанские, и русскоязычные и всякие смешанные, то есть такая категория. Синтетика заводится Прибалтикой и Европой. Европа: Голландия, Польша очень много, в Прибалтике есть нарколаборатории. У нас была масса уголовных дел, когда мы реализовывали именно пресечение деятельности наркогруппировок, которые приводят синтетические наркотики из Европы. Марихуана, такой продукт, производная от конопли – марихуана, гашиш, - которые у нас произрастают на территории Российской Федерации в достаточных количествах. Она есть и культивируемая, есть и дикорастущая. Но дикорастущая, которая произрастает - Урал, Сибирь, Дальний Восток - она вызревает и вот том числи и сюда завозят. Если брать наши южные страны СНГ, Украина, Молдавия – там произрастает, там ее производят. Эти каналы присутствуют. Причем марихуана изымается, я вам сказал, 500 килограммов изъяли - это солидное количество.

И дальше наши местные кустари - отдельная тема притонов, которыми мы занимаемся, и эту задачу поставил перед нами Борис Всеволодович Громов, но мы и сами понимаем, что это нужно. Борьба с наркопритонами и вот тоже проблема, которой до создания Госнаркоконтроля активно никто не занимался, но наркопритон, это… мы должны в ближайшее время и мы достаточно уже много сделали, я сказал что 410 наркопритонов мы ликвидировали, плюс наши коллеги из ГУВД Московской области активно работают в этом направлении, тоже идет ликвидация наркопритонов. Там варят всякую гадость, названия различные, переветин, винты. Из подручных средств, причем там «химики-умельцы» найдут из чего сварить. И идет совместное употребление этих наркотиков. По уровню воздействия на организм этот перевентин такой же, как героин. То есть то же самое: человек сваривший на кухне эту гадость, вколов ее, получается точно такой же наркоман, который стал от употребления героина. И самое главное, вот эти притоны, почему эту проблему надо быстро решать и с помощью, в том числе, и населения нашего – идет вовлечение в этих притонах молодежи и статистика, что каждый наркоман в течение года вовлекает в свою орбиту 10-15 человек. Поэтому если мы берем число, у нас сто тысяч наркоманов зависимых, если руки опустить и ничего не делать можно сразу умножить на 10.

— И среди несовершеннолетних сейчас есть ребята, которые употребляют наркотики и также их распространяют и, к сожалению, в школах это действительно большая проблема. Это так?

Есть и такие случаи, конечно. Наркомафия – у нее нет ни совести, ни чести. Главное – это желание получить прибыль. А где распространять наркотики? Конечно, в основном, это молодежная среда и школы, учебные заведения - много таких случаев было. Мы на сегодняшний день, понимая это, во-первых, есть и организационные меры, которые сегодня проводятся и Минздравом, и ГУВД Московской области. В школах есть вакансии, есть замдиректора, которые занимаются вопросами безопасности. Участковые отдельно сориентированы, это принесет свои плоды. Но основной вопрос, это, конечно, вопрос профилактики. То есть мы должны всем детям объяснить, доказать, что наркотики – это зло и вред, и что вообще к ним близко подходить нельзя. Но если кто-то встал на этот путь, его надо вовремя среди одноклассников, молодежи вычислить, определить и заниматься его лечением, оградить от других детей, если он тем более занимается сбытом. Поэтому отдельная тема это профилактика, которая проводится всеми заинтересованными ведомствами, подразделениями Московской области.

— Александр Васильевич, нас сегодня будут смотреть многие родители, у которых маленькие дети или дети школьного возраста. Как распознать ребенка, который уже употребляет наркотики. И на что, прежде всего, нужно обратить внимание.

Такая книга, брошюра, выпустили в Правительстве Московской области 30 тысяч экземпляров: «Помоги сказать нет». Это рекомендации по профилактике наркомании. Она довольно познавательна, я советую ее приобрести. И она будет у нас в школах, в подразделениях здравоохранения. Тираж 30 тысяч, я думаю, что спрос на эту брошюру будет. Здесь и признаки, и что нужно делать, и телефоны. Прочитав эту брошюру, человек, у которого есть вопросы, поймет, какие, по крайней мере, нужно сделать первые шаги. Но если в двух словах, то, конечно, надо смотреть в первую очередь на изменения в поведении ребенка. Поскольку есть изменения внешние, это раз. Ребенок, употребляющий наркотики, вы наверняка своего ребенка знаете, каким он приходил до какого-то периода времени и каким он стал после употребления. 100 процентов будет резкое изменение в поведении, начиная от внешности, будут признаки и в самом поведении. Плюс надо отслеживать, в каких компаниях, поскольку наркотики, на это прежде всего нужны деньги. Ребенок же сам по себе пока не зарабатывает. У вас из дома начнут пропадать какие-то вещи, деньги драгоценности. Поэтому признаков много. Я считаю, что просто надо, пока ребенок крепко не встал на ноги, пока не получил образование, пока вы считаете, что он в своей жизни до конца не определился, надо каждый день обращать внимание с момента ухода его в школу и приход и все остальное. Если такие признаки появляются, то опять же, это вопрос очень индивидуальный с каждым ребенком. Надо смотреть, сравнивать, анализировать – что за наркотики, какое время прошло. Ребенка надо сразу ограждать, и здесь вопрос только один - нужно сразу обращаться к специалистам. Специалистов у нас в Московской области достаточное количество есть. И есть диспансеры, куда на лечение надо определять и реабилитационные центры. То есть в принципе нужно сразу все бросать и заниматься своим ребенком, поскольку везде во всех научных медицинских изданиях написано, что средняя длительность жизни наркомана – 7 лет. То есть если этим не заниматься, можно прибавить к возрасту ребенка 7 лет и все – летальный исход. Плюс это очень большие переживания, получается ты ребенка рожал, воспитывал, а в конечном итоге все это бесполезно и все это уйдет в никуда.

— Действительно не секрет, что наркотики действуют по-разному, не только физически, но и психологическая зависимость. И если родители уже знают, что их ребенок употребляет наркотики. Они могут вызвать агрессию, депрессию у употребляемого. Скажите, как родители должны себя теперь вести?

Прежде всего, обращаться к специалистам. Первый вопрос – это вопрос лечения. Здесь все очень индивидуально. Если это какая-то первая стадия, то можно обратиться с вопросами реабилитации. Если уже случай запущенный то это надо класть в клинику и заниматься серьезным лечением. Но самое главное – если родители будут думать, что это само собой пройдет… это все ерунда. Человек попадает в психологическую и физиологическую зависимость. От этого уже никуда не деться, поэтому здесь только лечение. Есть клиники в Московской области. Мы считаем, что на сегодняшний день их достаточно. У нас 1200 койко-мест только стационарных в Московской области, плюс 500 – амбулаторных. Можно всем этим пользоваться. Но самое главное – здесь надо все бросать, если дорог ребенок и заниматься его лечением, изменением его психики, вдруг у него уже что-то «поехало» раз он начал принимать наркотики, отрывом от этой среды, поскольку ребенок сам по себе не мог что-то взять уколоться или глотнуть. И родители должны понимать, что это процесс очень длительный, что если уже такое случилось, то это не грипп, не насморк, которые через неделю пройдут

— А существует ли принудительное лечение?

На сегодняшний день у нас принудительного лечения нет. Но мы эту проблему обсуждаем и пришли к мнению, что оно должно быть. Поэтому на сегодняшний день такие инициативы у нас сформулированы и я считаю, что оно должно быть принудительным. Если человек попал вот в эту сферу, то его надо оттуда силовым путем вынимать и принудительно лечить.

— Александр Васильевич, есть же «горячие линии», куда могут позвонить жители Московской области и сказать, что вот именно в этом месте происходит распространение наркотиков, или, допустим, этот человек или в этой квартире употребляют зелье. Скажите, эта «горячая линия» вам помогает в работе?

Да, помогает, и мы ведем такую статистику. За последние два года у нас было 1018 обращений граждан. Причем они идут, как в устной форме, так в письменной и мы рассматриваем все обращения, независимо от того, подписано оно или не подписано. Граждане бояться за свою жизнь, в отдельных случаях это обосновано, поскольку наркомафия, это наркомафия. Из этих обращений за последние два-три года возбуждено более ста уголовных дел, порядка 150 материалов сейчас в работе. Мы ни одно сообщение устное или письменное не оставляем без ответа. Не все они подтверждаются. Но чем эти сообщения для нас интересны, мы говорили о проблеме наркопритонов. Они обычно или в квартирах или на дачах, то есть не в безвоздушном пространстве. Это в каком-то месте существует наркопритон, где скрыть следы, определенный запах. Жильцы, много у нас писем, когда пишут, что проверьте информацию, с этажа выше или ниже или сбоку квартиры идет запах специфический. Дальше, вот эта вся атрибутика употребления наркотиков – шприцы, вата, кровь – все это тоже вокруг наркопритонов присутствует. Плюс соседи, они же видят какой контингент ходит, в каждом притоне энное количество людей каждый день присутствует. Поэтому если такие сигналы, граждане не могут этого не видеть, и они заинтересованы, чтобы этого не было ни в домах, ни где. Поэтому все такие ситуации нам интересны, мы часть такой информации проверяем сами и реализуем. Есть конкретная статья в уголовном кодексе - 232-я, за содержание наркопритонов, срок там приличный. И у нас уже наработана практика: часть информации мы отдаем ГУВД или ГУВД само эту информацию получает, у них такая же горячая линия есть. Поэтому, я обращаюсь ко всем жителям – информация для нас архиважна и чем быстрее мы ликвидируем наркопритоны, тем ситуация будет здоровее. Поскольку вот таких мест на сегодняшний день, где в открытую можно или купить наркотики или пойти уколоться - их уже не должно быть. Если они еще существуют, значит это плохо значит это недоработка и наша и других силовых структур.

— В 2004 году в федеральном законодательстве произошли изменения и это как раз связано с тем, что отменилась уголовная ответственность за хранение небольших доз наркотических средств для личного потребления. Хотелось бы узнать ваше мнение.

Для нас это тоже не совсем понятно, почему было принято такое постановление и скажу, что сразу с первого дня были внесены наши предложения от федеральной службы.

Я знаю что и Борис Всеволодович и многие губернаторы тоже включились. От Бориса Всеволодовича ушло письмо на имя Фрадкова, о том, чтобы пересмотрели это постановление, поскольку этим постановлением было дано право наркодельцам носить в кармане безнаказанно 1 грамм героина. А если брать их в том количестве, в котором они работают, то на кармане были десятки-сотни килограммов героина.

На нашей работе это не отразилось, поскольку мы не работаем по потребителям. Мы работаем по наркосбытчикам, а наркосбыт - наказание независимо от дозы, которую ты сбыл. Там идет квалификация, в зависимости от крупных размеров или особо крупных.

И когда через два года все это поменялось, на сегодняшний день ввели для квалификации статью уголовного кодекса - крупный размер или особо крупный размер. Для примера - героин, крупный размер это 0,5 граммов, особо крупный 2,5 граммов. И в зависимости от этого идет квалификация если 2,5 то сбыт в особо крупных размерах и соответственно срок – 20 лет.

— В прессе очень часто сообщается об изъятии крупных партий наркотиков, интересно, а сколько процентов от всего оборота удается изъять.

Мировая статистика, статистика ООН - в мире изымается, от произведенных наркотиков 5-10 процентов. Но мы тоже эту проблему постоянно анализируем. Мы изымаем, я считаю, достаточное количество наркотиков на территории Московской области. Но эта вся работа идет совместно с нашими силовыми структурами: с ФСБ, с ГУВД, с таможней… То есть на территории области у нас полное оперативное взаимодействие. И многие реализации идут совместно и успешно. Поэтому на сегодняшний день довольно крупные партии мы изымаем, но самое главное, конечно важно взять крупного наркодельца на ста килограммах героина, но если мы берем его на килограмме, не должно быть разницы – килограмм или сто. В уголовном кодексе есть статья – особо крупные размеры – всё. Поэтому наша задача, это тоже проблема, с которой мы столкнулись анализируя приговоры, которые были – было очень много условных приговоров или срок был ниже низшего предела – это неправильно. Мы считаем, что за сбыт наркотиков надо давать максимальный срок. Важно изымать крупные партии наркотиков. Но наша задача – пересажать всех наркодельцов, а посадить его на ста килограммах или на килограмме - разницы никакой. Но крупные партии у нас изымались и будут изыматься, поскольку разработки серьезные и работа ведется.

— А как вы оцениваете предложение по ужесточению санкций за сбыт наркотиков?

Мы были инициаторами. Это мнение и мое и моих коллег, поскольку мы общаемся с другими территориями. Я считаю, что наказание за распространение наркотиков должно быть точно такое же, как за убийство, за терроризм. Наркотики – это то же самое убийство, только убивает не сразу, а медленно. Это на твоих глазах гаснет ребенок в течение 5-7 лет. Поэтому здесь сроки должны быть максимальные. И только таким путем может быть часть наркодельцов, которые, зная, что если его возьмут с поличным, ему грозит 20 лет и через 20 лет неизвестно, сможет он выйти их тюрьмы в силу сложности там нахождения или нет, может быть часть наркодельцов или людей, которые хотят этим заняться, они одумаются и как бы поляна будет чище. Вопрос очень важный по наказанию. Это вопрос конфискации, это также тема, которая не урегулирована, поскольку посадить наркодельца на большой срок – это одна проблема. Но не конфисковывать его имущество, которое он нажил годами на продаже наркотиков - это тоже неправильно. А на сегодняшний день у нас нет статьи конфискации и доказать, что берем-то мы его сегодня, а доказать что раньше он приобрел пароход или самолет за наркоденьги, мы это не можем. А практика зарубежная, я общался со многими нашими коллегами из других правоохранительных органов, у них практика и в Австралии и в Америке, у них нет презумпции невиновности по линии конфискации Наркоделец там сам должен объяснить, откуда у него нажитые средства. Если он не объясняет – все конфисковывается. У нас же – сколько было цыганских реализаций. Тоже есть проблема с цыганским наркобизнесом, очень много у нас было реализаций и цыгане – это определенная проблема, которую мы решаем. Но заканчивая разработку, выясняя - они живут в шикарных особняках, когда мы проводим обыски там десятки тысяч долларов – а никто нигде не работает - это только наркоденьги. Но изъять их - доход или особняк – мы не можем. Поэтому это тоже проблема. Еще, например проблема, за рубежом, если ты распространил наркотики в школе, то идет усиление наказания, у нас этого нет, а это тоже важно. Если ты повторно совершил преступление, тоже должно быть увеличение срока – у нас тоже этого нет. Поэтому проблем еще много, которые надо решать.

— Скажите, сможем мы все-таки как-то побороть то зло, которое распространяется у нас и в Московской области и вообще в стране и то, что ваше управление - вы ведете работу по профилактике наркомании, в заключение – ваши цели на 2008 год и ваше мнение, сможем ли мы побороть.

Мы мало сегодня коснулись вопросов организации профилактической работы, но 5 лет мы вместе с Правительством Московской области, с губернатором – это работа не только на территории Московской области, но и на территории России, в каждом субъекте она проводилась. У нас на территории области есть закон профилактики наркомании и токсикомании, есть программа, принятая на 5 лет. Есть комиссия антинаркотическая, которую возглавлял до сегодняшнего дня Пантелеев Алексей Борисович, сейчас у нас будет новая комиссия, ее будет возглавлять Громов Борис Всеволодович. В каждом муниципальном образовании есть своя комиссия. Министерства и ведомства все понимают эту проблему и на каждом уровне в каждой сфере они решают. У нас практически все школы охвачены профилактическими вопросами. Прошло 5 лет, почему создался комитет – определенная работа сделана. Сейчас оценили обстановку и решили поднять это все на более высокий уровень и создан антинароктический комитет, который возглавляет наш директор, в каждом субъекте возглавляет губернатор, первое лицо субъекта. В него входят все заинтересованные министерства и ведомства, силовые структуры и это сделано для того, чтобы эту профилактическую работу поднять на новый уровень плюс координация деятельности всех силовых структур, плюс выработка каких-то новых мер, опять же коллегиально, плюс оценка работы каждого органа исполнительной власти. Эта комиссия начнет работать в марте. Будет первое заседание. И у нас в области, я считаю, эта работа поставлена на хорошем уровне, но нет предела для совершенства и, конечно, мы будем эту работу совершенствовать дальше.
  
Погода 0 +2
утром -1 +1 днем -1 +1
Котировки
USD ЦБ РФ 63,7185 -0.0950
EUR ЦБ РФ 70,7594 0.0349

Партнеры









































все партнеры
 
Путешествия своим ходом по Тайланду и не только.